РОССИЯ В ЗЕРКАЛЕ МАСС-МЕДИА

Генеральный директор Национального центра трудовой славы
Борис Семин

Оставь надежду, всякий здесь живущий

Вынесенный в подзаголовок парафраз лозунга, помещенного Данте на вратах ада («Оставь надежду, всяк сюда входящий»), выражает стилистку национального информационного пространства. Мы ежедневно узнаем из масс-медиа, что Россия – гиблое место, малопригодное для жизни нормальных людей.

Некоторое время назад был проведен мониторинг контента двух ведущих федеральных информагентств по Забайкальскому краю – среднестатистическому субъекту Федерации.

Сугубо негативные новости («Начальница отдела ФМС в Забайкалье получила взятку шпалами») и позитивные, но имеющие негативную первопричину («В Чите четырнадцатилетняя девочка выжила, бросившись с седьмого этажа»), составили порядка 88,2% (179 новостей из 203 за квартал); нейтральные («В Забайкалье обсуждают вопросы совершенствования пенсионной системы») – 4,4% (9); жизнеутверждающие («Страусы на ферме под Читой начали нести яйца») – 7,4% (15).

Чем наполнено бытие и сознание более миллиона сограждан забайкальцев? Все весьма прозаично: аварии, взятки, наркотики, пожары и другие чрезвычайные ситуации, самоубийства, убийства и прочие случаи гибели людей.

Схожая картина характерна и для России в целом. На авансцену выходят большая политика, полная безнравственности и депутатской глупости, коррупция, катастрофы и скандалы. «Лучом света» становятся песни и пляски, юмор и сериалы, ток-шоу и мир «светской жизни».

Двести лет назад Артур Шопенгауэр обратил внимание на высокие художественные достоинства ада «Божественной комедии» («получился весьма порядочный ад»), блеклость чистилища и беспомощность Данте в отображении рая. По Шопенгауэру, причиной является метафизическая данность: мир – обитель зла, порока и страдания, юдоль скорби, а Данте (как и любой творец) – заложник земной реальности.

Подчас кажется, что мысль немецкого философа стала непреложным правилом пишущего сообщества. Выражаясь религиозным языком, грех сделался главным героем медиасферы.

Наверное, и грехов, и грешников в России (и не только в России) хватает. И вроде бы налицо высокое предназначение обличительного пафоса: обличение ради исцеления. Но создается устойчивое ощущение, что критицизм, сдабриваемый насмешкой, иронией, трагикомичным флером, стал самодостаточным трендом, непреходящей ценностью как талантливой журналистики, так и бездарного словоизвержения.

Позитивное и созидательное просто тонет в потоке негативного, скандального, оглупляющего. Складывается впечатление, что вокруг не происходит ничего хорошего, что все достойные люди в одночасье вымерли, или, в лучшем случае, заняты в масс-медиа.

Зададимся главным вопросом: какие последствия привносит в нашу жизнь такой стандарт и формируемое им умонастроение?

А последствия вот какие. Еще памятна резонансная авария ракеты-носителя «Протон-М», стартовавшей с Байконура в начале июля со спутниками ГЛОНАСС. Как писал «МК», «Протон» упал, потому что при сборке перепутали «плюс» и «минус». По мнению автора, речь идет о «банальном разгильдяйстве»: «при сборке ракеты оказались неправильно подключены датчики угловой скорости – в момент их присоединения были перепутаны полюса». Приводятся другие примеры «банального разгильдяйства», предопределившие ранее случившиеся и едва не случившиеся аварии.

Но дело в том, что разгильдяйство не является банальным. Мы все перепутали полюса: по сути, воспевая и упиваясь отрицательной энергетикой жизни, буквально «подсев» на нее.

Очень сложно избежать непрофессионализма в стране, где человек труда оказался на задворках медийного и общественного внимания, где культ мастерства является пустым словосочетанием. В России нет ни одного широко известного человека «от сохи», «от станка», «от школьной доски», «от домны», «от нефтяной скважины» (кроме отдельных резидентов списка Forbes).

Деньги и пресловутая медийность стали единственным критерием успеха. Квалифицированный рабочий и талантливый инженер, создающие уникальную военную технику, учитель и библиотечный работник, преданные профессии, другие настоящие мастера своего дела, не стяжавшие материальных благ, не приобщившиеся к «красивой жизни», отнесены в разряд неудачников. Быть может, не на уровне идеалов, но в режиме реальной иерархии социальных статусов.

Недавно установлено звание Героя Труда России, что вызвало немало ерничания в СМИ и блогосфере. При этом, согласно данным ВЦИОМ, более 80% россиян поддержали такое решение. Первые пять человек удостоены высокого звания. И что? Знаменитый Валерий Гергиев как Герой Труда России известен 1,8% (!) сограждан. Об остальных и говорить нечего. Кто они – люди-невидимки.

Другое исследование ВЦИОМ «День России: чем и кем мы можем гордиться?» показало вакуум позитивных акцентов: порядка 70% граждан России нечем гордиться и нечего вспомнить за последние годы.

Рейтинг Олимпиады в Сочи 2014, ставшей победителем в номинации «Какие события в жизни страны за последние 10–15 лет вызывают у Вас чувство гордости?» составил 7%. Рейтинг Владимира Путина – «Есть ли среди ныне живущих россиян те, кем наша страна могла бы гордиться, или нет?» – 9%.

А почему бы стране не узнать побольше о таких людях как Герои Труда России механизатор Юрий Коннов, шахтер Владимир Мельник, токарь Константин Чуманов, и не гордиться ими?

Почему бы не узнать о крупнейших индустриальных и инфраструктурных проектах, реализованных в стране в последние годы. Их немало: например, ввод в эксплуатацию Бованенковского нефтегазоконденсатного месторождения; первой доменной печи, построенной в стране за последние 25 лет; первого атомного энергоблока, возведенного с нуля в постсоветский период; самого масштабного объекта гидротехнического строительства; крупнейшего кирпичного завода и не имеющего аналогов цементного производства. И этот список можно продолжать очень долго.

Конечно, присмотревшись к подноготной ярких событий в трудовой жизни России, мы почти наверняка найдем что-то неприглядное, приукрашенное, сокрытое. Но никуда не делся труд сограждан, их вклад в повышение национального благосостояния – при всей неравномерности его распределения.

2012 год был богат на памятные даты, прошедшие в нашем сознании по касательной. Что мы узнали о 440-летии битвы при Молодях, произошедшей летом 1572 года в 55 км от Москвы? Ничего. А ведь Молодинская битва по праву считается самым значительным событием в военно-политической истории России в XVI веке, а еще именуется «забытой битвой», «неизвестным Бородино». Что ж, пусть таковым и остается.

Свои имена обессмертили Сергей Ашихмин, Заур Джибилов, Сергей Солнечников, Евгений Эпов. Эти молодые люди совершили подвиги и были удостоены звания Героя России посмертно, перейдя в разряд неизвестных героев.

90-летие отметил участник Великой Отечественной войны Алексей Скурлатов, послуживший прообразом знаменитого «Алёши» – памятника советским воинам-освободителям в Пловдиве (Болгария). Но об этом человеке ничего не известно за пределами Алтайского края.

Исполнилось 100 лет со дня рождения участника Великой Отечественной войны, почетного гражданина Берлина, Героя Кузбасса Николая Масалова (1922–2001), подвиг которого лег в основу сюжета монумента Воина-освободителя со спасенной девочкой на руках в Трептов-парке в Берлине. Но кому он может быть интересен?

Зато мы многое узнали о «главном»: например, о Pussy Riot и часах, которые то ли носил, то ли не носил патриарх Кирилл.

Давайте лучше вспомним его мысль о том, что задачей человека едва ли может быть строительство на земле Царства небесного: более реалистично и разумно стараться не превратить земную жизнь в ад.

Так вот, когда мы смотримся в зеркало масс-медиа, то часто попадаем если не в преисподнюю, то в ее предбанник. Ницше считал, что «если долго всматриваться в бездну – бездна начинает всматриваться в тебя». Сложно сказать, созерцание ли бездны повлияло на душевное здоровье философа, окончившего дни в психиатрической лечебнице, но перманентное коллективное созерцание разнообразных пороков едва ли делает наше общество лучше.

Изобличение казнокрада или оборотня в погонах, гласный компетентный анализ острых проблем является важнейшим ресурсом организации национальной жизни. Вполне понятен и функционал масс-медиа как индустрии развлечений: зрелища, как и хлеб, никто не отменял. Но крайне опасно, когда обличение, высмеивание, сарказм, скандалы, катастрофы, насилие, беззаконие, сплетни, гламурный глянец, физиологические потребности становятся доминантой, главенствующим информационным поводом.

Проблема в том, что из нашего сознания вымывается целый пласт мироощущения, подрываются критерии разумной оценки реальности, вырабатывается нездоровый иммунитет к восприятию положительных сторон жизни.

Созидание, как и разруха, начинается в головах. Бедлам в головах, неумение видеть позитивное, значимое, не желание замечать успехи и достижения, и, главное, стоящий за ними труд, представляет собой не менее разрушительное явление, чем розовые очки и лукавая ура-пропаганда, стремление подменить реальные проблемы проблемами мнимыми.